Мы скоро встретимся едва ль
asssija

Мы скоро встретимся едва ль.
За болью боль,
За далью даль,
За дыркой catcher in the rye
За раем тоже рай.

За полднем вечер голубой,
За боем буй,
За геем гой.
Проснись и пой, и бог с тобой
Задрыгает ногой.

Товарищ, тырь. Товарищ, верь.
За дурью дурь,
За дверью дверь.
Здесь и сейчас пройдет за час,
Потом опять теперь.

Семь бед — один переворот.
За кедом кед,
За годом год,
И только глупый не поймет,
Что все наоборот.

Милиционер, миллионер,
За торой бор,
За хором хер.
Премного разных трав и вер.
Бутылка, например.

Катюшин муж объелся груш.
За горем Гор,
За Бушем Буш.
Гомер, твой список мертвых душ
На середине уж.

За приговором приговор,
За морем мур,
За муром вор,
За каламбуром договор.
Гламур, кумар, amor.

Мы испекаем каравай.
За киром кар,
За воем вай.
Лжедмитрий был Первомамай,
И я люблю свой край.

Вокруг качается ковыль.
За далью даль,
За былью быль,
И небольшой автомобиль
Вздымает в поле пыль.

Довольно быстрая езда,
Закат,
Вечерняя звезда,
И незнакомые места.
Все это неспроста.

Пелевин


Порою жизнь нас встряхивает круто
asssija

Порою жизнь нас встряхивает круто, 
И мы спокойствия теряем нить, 
И резко, сгоряча, грубим кому-то, 
Так просто, чтобы нагрубить… 

Мы с лёгкостью любимых обижаем, 
Лишь потому, что настроение — ноль, 
И так выходит, что не замечая, 
Мучительную причиняем боль… 

Слова — как воробьи — их не поймаешь, 
А ранят — точно в сердце туча стрел, 
И если что-то ты сказать решаешь, 
Подумай, чтобы завтра не жалел. 

Ведь брошенное — не подумав — слово 
Однажды может сделать много бед, 
И от такой непрошеной обиды 
В душе останется глубокий след. 

Конечно, время постепенно лечит, 
Плохое помогая нам забыть, 
Но чтоб друг другу души не калечить, 
ПОДУМАЙ…, прежде чем заговорить


...
asssija

Так ли, Господь? Такова ль Твоя воля?
Те ли мои слова?
Тихо иду по весеннему полю,
Блещет росой трава.
Дом мой в молчаньи угрюм и тесен,
Как в него вступишь Ты?
Хочешь ли Ты моих новых песен,
Нищей моей простоты?
Смолкну, припав к твоему подножью,
Чуть уловлю запрет...
Быть тебе верной — прими, о Боже,
Эту мольбу и обет!
Много путей, перепутий много,
Мигов смятенья и тьмы,
Буду молчать или нет дорогой —
Будет, как хочешь Ты.

© Аделаида Герцык (1874 — 1925)


Зашумит ли клеверное поле...
asssija
Зашумит ли клеверное поле,
заскрипят ли сосны на ветру,
я замру, прислушаюсь и вспомню,
что и я когда–нибудь умру.

Но на крыше возле водостока
встанет мальчик с голубем тугим,
и пойму, что умереть — жестоко
и к себе, и, главное, к другим.

Чувства жизни нет без чувства смерти.
Мы уйдём не как в песок вода,
но живые, те, что мёртвых сменят,
не заменят мёртвых никогда.

Кое–что я в жизни этой понял,—
значит, я недаром битым был.
Я забыл, казалось, всё, что помнил,
но запомнил всё, что я забыл.

Понял я, что в детстве снег пушистей,
зеленее в юности холмы,
понял я, что в жизни столько жизней,
сколько раз любили в жизни мы.

Понял я, что тайно был причастен
к стольким людям сразу всех времён.
Понял я, что человек несчастен,
потому что счастья ищет он.

В счастье есть порой такая тупость.
Счастье смотрит пусто и легко.
Горе смотрит, горестно потупясь,
потому и видит глубоко.

Счастье — словно взгляд из самолёта.
Горе видит землю без прикрас.
В счастье есть предательское что–то —
горе человека не предаст.

Счастлив был и я неосторожно,
слава богу — счастье не сбылось.
Я хотел того, что невозможно.
Хорошо, что мне не удалось.

Я люблю вас, люди–человеки,
и стремленье к счастью вам прощу.
Я теперь счастливым стал навеки,
потому что счастья не ищу.

Мне бы — только клевера сладинку
на губах застывших уберечь.
Мне бы — только малую слабинку —
всё–таки совсем не умереть.

Е.Евтушенко

Пьяный дервиш
asssija


Соловьи на кипарисах, и над озером луна,
Камень черный, камень белый, много выпил я вина,
Мне сейчас бутылка пела громче сердца моего:
Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его!
Виночерпия взлюбил я не сегодня, не вчера,
Не вчера и не сегодня пьяный с самого утра,
И хожу, и похваляюсь, что узнал я торжество:
Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его!
Я бродяга и трущобник, непутевый человек,
Все, чему я научился, все забыл теперь навек
Ради розовой усмешки и напева одного:
Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его!
Вот иду я по могилам, где лежат мои друзья,
О любви спросить у мертвых неужели мне нельзя?
И кричит из ямы череп тайну гроба своего:
Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его!
Под луною всколыхнулись в дымном озере струи,
На высоких кипарисах замолчали соловьи,
Лишь один запел так громко, тот, не певший ничего:
Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его!

Н.Гумилев


Стылое солнце ближе с покатой крыши.
asssija

Стылое солнце ближе с покатой крыши.
Старые кеды рвутся о ржавый гвоздь.
Облачный заяц воду несёт - слышишь?
Скоро начнётся дождь.

В воздухе пахнет велосипедной смазкой.
Грязные руки спрятать в карманы шорт.
Мальчик сидит на крыше, читает сказку.
Мальчику хорошо.

Голуби разлетелись по голубятням.
Небо растёт, темнеет и лезет вниз.
Если бы не дырявые кеды в пятнах,
Мальчик - почти что принц.

Первая капля бьётся о мостовую.
Небо заводит песню, вода поёт.
Не выключайте музыку - он танцует,
Этим земля живёт.

Не выключайте музыку - он волшебник,
Он сотворил вселенную сгоряча.
Слышишь? Стаккато капель как совершенный
Способ унять печаль.

Не выключайте музыку - он танцует,
Даже когда закончатся все дожди.
Слышишь? Стучит, ребро изнутри целуя,
Сердце в твоей груди.

Н.Жванецкая


Он говорит: "Больше не полюблю, я для этого слишком стар»
asssija

Он говорит: "Больше не полюблю, я для этого слишком стар».
Оставляет машину, едет пить виски с партнером в ближайший бар.
К полуночи понимает, что слегка перебрал, домой уезжает не сам.
Субботним утром выпивает с похмелья сто грамм.
Женщина спит, он проводит рукой по ее волосам.
Спрашивает ее имя, глядя задумчиво ей в глаза.
Она собирается и быстро уходит, ничего не сказав.
Он лежит в постели и ощущает её аромат.
На стене перманентно тикает циферблат.

Она говорит: "Больше не полюблю, мне уже сорок лет".
Ищет чью-то визитку в ворохе старых газет,
Звонит подруге, назначает встречу на семь,
На другом конце города, - там вкусно готовят сельдь.
После бутылки Prosecco ей хочется танцевать,
Утром она понимает, что под ней не её кровать,
Стрелки бешено тикают на настенных часах,
Рука незнакомца запуталась в её волосах.
Она ищет пальто, оно на двери висит,
Под подъездом её ожидает элит-такси.

И дело не в том, что "ей сорок", а "он слишком стар",
Просто она не хочет, а он устал.
Просто ему надоели свечи, цветы, меню,
А ей свидания эти - словно берут интервью.
А так куда проще, так они и живут,
И врядли когда-то узнают, как друг друга зовут.

О.Бойло


...
asssija
Я очень люблю стихи.. Собираю здесь как цветы в букет.. Это любовь, которая  граничит с манией.. Каждое стихотворение, это часть души автора. Не возможно просто взять и написать на автомате стих. Хотя возможно..но эти стихи не читаются..да и не стихи это..

А в старом парке листья жгут
asssija


А в старом парке листья жгут,
Он в сизой дымке весь.
Там листья жгут и счастья ждут,
Как будто счастье есть.

Но счастье выпито до дна
И сожжено дотла,-
А ты, как ночь, была темна,
Как зарево - светла.

Я все дороги обойду,
Где не видать ни зги,
Я буду звать тебя в бреду:
"Вернись - и снова лги.

Вернись, вернись туда, где ждут,
Скажи, что счастье - есть".

А в старом парке листья жгут,
Он в сизой дымке весь...

Вадим Шефнер


У тебя на ладонях отметины в виде трещин
asssija
У тебя на ладонях отметины в виде трещин,
их скрутила в клубок Ариадна и тянет нить.
У меня репутация среди порочных грешниц,
но с тобой так чертовски сложно не согрешить.

У тебя все идет соразмерено и степенно,
и любые пожары тебе по плечу тушить.
У меня всё до одури странно и откровенно:
что ни день, то попытка стенания для души.

У тебя на лице обаятельная улыбка,
а внутри по лекалам самый уютный пошив.
У меня по нутру играют смычком на скрипке,
а гортань обхватил веревкою крепдешин.

У тебя теплый голос со вкусом медовых сот.
Ты ни в чем не бываешь глуп, лицемерен, лжив.
У меня голос слабый и бряцает мимо нот,
ну а сердце напоминает сифачный ушиб.

У тебя есть способность меня отвлекать от бед.
Ты один, кто умеет меня от других лечить.
У меня есть желание рядом с тобою петь.
Никогда не идти ко дну, а пытаться плыть

И бороться за каждый день, что уходит вспять,
заставляя меня по счетам прежних дел платить.
Чтобы жить как другие, мне попросту нужно знать,
что ты всё же способен, также как я, любить.


Милена Каминская


?

Log in